Название: Их маленькая тайна
Фэндом: Рыцарь-вампир
Дисклеймер: Мацури Хино
Автор: Сузу Судзуки
Персонажи: Такума Итидзё/Сайори Вакаба; Юки Куран упоминается; и добрая служанка.
Рейтинг: G
Размер: мини
Жанр: Гет, Психология, Вампиры.
Предупреждение: ООС, ОЖП.
Описани:
Сайори Вакаба никогда не ненавидела каникулы, просто они лишали её радости. Сайори Вакаба никогда не лгала - просто предпочитала молчать. Сайори Вакаба не доверяла лучшей подруге две главные тайны, как и та не доверяла ей. Сайори Вакаба доверила тайны лишь одному, до безобразия, дружелюбному вампиру с ярко-зелёными глазами и золотистыми волосами, который твердил, что дочку они назовут Йошико, а сына - Йоширо, потому что и он должен чем-то заполнить эту маленькую тайну, которая, увы, никогда не станет явью.

Чтобы любить человека, необязательно быть с ним рядом. Достаточно только изредка смотреть на его фотографию и знать, что у него всё хорошо.



Тусклый свет проникает сквозь шторы в её комнату, где с самой ночи горит свеча из алого воска. Свет продолжает проникать вглубь, касаясь её медовых волос, а она просто приветствует солнце лёгкой, чуть грустной улыбкой нежно-розовых губ. Она знает, стоит ей только подойти к окну, то на улице уже будет стоять один из охотников, посланных её отцом. Это невыносимо, когда за тобой наблюдает чужой человек.

Она не ненавидит летние каникулы, просто они лишают её радости в виде такого привычного для неё класса, такого привычного старосты, такого привычного и самого обычного школьного дня. Она не книжный червь, нет, просто она хочет жить по-своему, а не по наказу отца, который видит в ней охотницу, какой была её мать.

А мама была красивая и умная, быстрая и тихая. У её мамы были тёплые руки и ласковая улыбка на вечно алых губах. У неё были медовые волосы и тёплые шоколадные глаза, прямо как у неё, у Юки Куран. Или это у Юки Куран глаза как у её матери? Неважно, главное - они были цвета шоколада, украшенные длинными ресницами и свето-золотистой радужкой вокруг зрачка.

У неё глаза ярко-янтарные или же просто глаза цвета карамели. Она не любит карамель, ей по душе клубника и взбитые сливки, а ещё лучше клубничное пирожное со взбитыми сливками, украшенные шоколадной стружкой - именно такие она выбирала в кафе сладостей, где часто были она и Юки Куран.

В комнату тихо заходит служанка и вежливо, чуть ласково спрашивает о планах госпожи, но та лишь просит оставить её одну. Служанка - пожилая женщина с морщинами на лице и тонкими ручками - понимающе улыбается и говорит, что принесёт ещё сока и тарелку клубники. И уходит, забирая пустые графин и тарелку, успевая бросить чуть тревожный взгляд в сторону госпожи.

Она всегда была - и является - сильной девушкой и планирует оставаться такой ещё долго, до рождения своей первой дочери, если та, конечно, родится. Что-то подсказывает, что первым её ребёнком будет девочка, а вторым - мальчик с ярко-зелеными глазами и золотистой шевелюрой. Она знает это, потому что это её тайна, которую он сам придумал.

В академии они редко общались. Если здесь вообще уместно слово "редко". Просто его дружелюбное "Привет" и её спокойное "Добрый вечер", мимолётные взгляды; его - заинтересованный, её - безразличный.

В академии в один из самых обычных дней он просто случайно забрёл в класс изобразительного искусства, а она совершенно случайно, конечно же, осталась там после урока - закончить картину. Он вновь дружелюбный, она вновь безразличная к происходящему. Он, что так старательно пытался начать нормальный разговора и она, что так спокойно и коротко отвечала, проводя толстой кистью по совершенно белому листу.

Он видел в ней аристократку и не раз заявлял, что знает её отца. Она видела в нём глупого мальчишку, который решил поиграть с новой игрушкой. Нет, это не она считала его таким ловеласом, как его друг-одноклассник, просто разум твердил ей, что лучше не сближаться с ночным учеником. Ей казалось, что это шепчет родительский инстинкт охотника, что передался ей по наследству. Но он почему-то упорно пытался говорить с ней обо всём и даже ни о чём. Это раздражало, но разве она могла показать свои чувства ему?

Она не была шокирована или удивлена, когда Юки Куран сказала ей о вампирах, о Ночном классе, о своём прошлом. Нет, она была расстроена, совсем чуть-чуть, и обижена. Почему же Юки, её лучшая подруга, не говорила этого раньше? Почему скрывала? Не доверяла? Но разум вновь говорил ей о другом - Юки хотела защитить её.

Именно это не давало ей плакать, когда Юки Куран покинула академию. Именно это не дало ей радостно встретить подругу, когда та вновь вернулась. А вместе с ней вернулся и он, и те посиделки в классе изобразительного искусства.

Она часто рисовала окна, что скрывали тёмные шторы, создавая мглу. Тишина часто давила на слух. Он сдавался первым, начинал разговор сначала и дружелюбно улыбался.

Она верила его улыбке.

- Сайори-сан, поешьте немного, - просит служанка, ставя на стол тарелку с клубникой, графин с соком и сладкие пирожки с яблоком.

- Хорошо, - поддаётся она уговорам женщины, что так напоминала её маму.

Сайори Вакаба никогда не ненавидела каникулы, просто они лишали её радости. Сайори Вакаба никогда не лгала - просто предпочитала молчать. Сайори Вакаба не доверяла лучшей подруге две главные тайны, как и та не доверяла ей. Сайори Вакаба доверила тайны лишь одному, до безобразия, дружелюбному вампиру с ярко-зелёными глазами и золотистыми волосами, который твердил, что дочку они назовут Йошико, а сына - Йоширо, потому что и он должен чем-то заполнить эту маленькую тайну, которая, увы, никогда не станет явью.

Сайори Вакаба или же просто Йори-тян перед уходом из комнаты всегда смотрит на фотографию, где запечатлён именно он, и улыбается, зная, что он счастлив, пусть и фальшиво, но счастлив.

@темы: "фанфики", "Рыцарь-вампир"